Александр Волков. Авторские путешествия. (wolfgrel) wrote,
Александр Волков. Авторские путешествия.
wolfgrel

Category:

Врата Ада. Продолжение.

Начало находится здесь.

Бригады шахтеров, числом от шести до шестнадцати человек, состоят исключительно из мужчин. Женщины в шахтах работали только три года за всю историю – после войны с Парагваем за область Чако. Боливия тогда потерпела поражение и потеряла около 90% взрослого мужского населения страны.

Каждая бригада имеет свое название, которое сохраняется на протяжении десятилетий. Люди меняются, но традиции остаются. Сын шахтера с большой вероятностью со временем тоже спустится в шахту. Имен нет – есть только клички: Дьяволу незачем знать имена.

Коллектив делится на три условные группы: одна горбатит в забое, другая – таскает вагонетку с рудой, третья занимается загрузкой в подъемник. Работа последних считается легкой – на загрузке есть доступ свежего воздуха, потому температура существенно ниже и легче дышать. Право на эту работу получают лишь те, кто отработал в шахте не менее 15 лет. На поверхности за рудой присматривают, как правило, женщины. Работают шесть-семь дней в неделю. Выходной – вторая половина воскресенья и праздники, коих, прямо скажем, не много. Когда они умудряются делать и воспитывать детей – я, откровенно, не знаю.

Под землей – не едят. Только пьют воду и жуют листья коки – единственный источник энергии на всё время работы. При малой нужде – мочат ближайшую стенку (на выходы солей лучше не ссать – химическая реакция с выделением дурно воняющих газов неизбежна). А по большой нужде, похоже, не ходят. Едят только после работы, наверху, запивая все изрядной дозой алкоголя – не все токсины можно вывести из организма только с водой.

Рудные жилы ищут лишь по наитию – здесь нужен очень большой опыт и этим занимается, как правило, самый «старый» в бригаде. На потолок нельзя поднимать глаза без защиты, которой, конечно же, нет. Соли металлов, растворяясь в грунтовой воде, создают палитру всяких едких соединений. И вся эта хрень капает сверху. Нижние уровни опасны выделениями газов и потому в дополнение к современным аккумуляторным фонарям народ таскает с собой допотопный карбидный светильник. Хотя бы один на бригаду. При наличии опасного газа пламя в такой горелке меняет свой цвет.

Как правило, бригада работает сама на себя. Всю добытую руду продают перерабатывающим компаниям, полученную выручку делят поровну среди членов бригады. Обычно, шахтеры уже на глаз могут оценить примерное содержание серебра в руде, однако скупающая компания делает химический анализ и сумма выручки может меняться. Понятно, что при таком подходе народ стремится найти жилу потолще и побогаче. Что, зачастую, приводит к неоправданным рискам. Каждый год в шахтах гибнут люди. Найденная богатая жила закрывается железной решеткой, дабы не члены бригады не покушались на «приз» - такие случаи бывали и, как правило, заканчивались смертью «халявщика».

По сути, каждый отнорок в шахте, каждый забой – чья-то частная территория, которую лучше не нарушать. С туристов же принято брать небольшие «подарки»: бутылка с водой, динамитная шашка или пакетик с листьями коки здесь будут очень уместны. Ради такого вам могут и что-нибудь рассказать. Разумеется, стараясь не отрываться от работы.

В этих закоулках легко заблудиться.



Перегородки и закрывающие механизмы служат десятилетиями и, зачастую, меняют несколько дислокаций: из заброшенных тоннелей люди выносят все. И, как обычно, все держится на соплях.



Не входить: частная территория.



Вид на нижний уровень из тоннеля-перехода. Каску не стоит снимать даже для того, чтобы обтереть пот.



Третий уровень местами подтоплен. Едкая жижа разъедает кожу, потому лучше оставаться сухим.



Объектив запотевает за 12 секунд. Перед каждым кадром приходится протирать. Разница четко видна на фотографии. Кстати, пышная "плесень" на потолочной балке - растущие кристаллы солей. Настоящей плесенью тут даже не пахнет.



Шахтеры прут вагонетку. Лица нечетки из-за висящей рудной пыли. Посмотрите на них - и после этого вам еще кажется ваша работа дерьмовой?



Загрузка в подъемник. Здесь уже можно хоть как-то дышать. Руду из вагонетки сваливают прямо на "пол" и потом загружают в бурдюки. Бурдюк цепляется к крюку подъемника и уходит наверх. Ныне подъемник - электрический. Раньше барабан крутили вручную.



Соляные капли на потолке. Лучше на них не смотреть. Попадет такая в глаз - будешь ходить одноглазым.



Гора Серро Рико. Вид со спутника из GoogleMap. Как будто вся пожевана термитами. Только в роли термитов здесь - люди.



Читать окончание.
Tags: bolivia, lima-baires
Subscribe

  • Паракас.

    Я стою посреди желто-оранжевых холмов, крутым обрывом спадающих в бирюзу океана и молча поражаюсь ужасающей красоте и пустоте этого места с говорящим…

  • Верхняя Вольта.

    С тех самых пор как в народ пошла фраза про "СССР — это Верхняя Вольта с ракетами" мне до мурашек хотелось посмотреть на то, что зовется Верхней…

  • Январский Кавказ.

    Кабардино-Балкария и Северная Осетия.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Паракас.

    Я стою посреди желто-оранжевых холмов, крутым обрывом спадающих в бирюзу океана и молча поражаюсь ужасающей красоте и пустоте этого места с говорящим…

  • Верхняя Вольта.

    С тех самых пор как в народ пошла фраза про "СССР — это Верхняя Вольта с ракетами" мне до мурашек хотелось посмотреть на то, что зовется Верхней…

  • Январский Кавказ.

    Кабардино-Балкария и Северная Осетия.